Главная
О клубе
Члены клуба
Библиотека
Фотогалерея
Форум
 
Хроники
Ссылки
Блог
Контакты
 

Тренировки:

Вт - ДЮСШ,
19.30-21.00
Чт ТПУ,
19.00-20.00

Полезное

Скальные трассы

Наши друзья

ТГУ

форум climb.tomsk.ru

Скалолазание в Красноярске
Скалолазание в Красноярске
 






Свободная Корея по случаю

Алексей Тюлюпо, январь 2013



Это была моя четвертая зимняя поездка в Ала-Арчу. Мне очень везет в этом районе. Каждый раз получается залезть что-то более сложное, чем в прошлом году.

Эту поездку я планировал посвятить исключительно соло восхождениям. Даже в небольшом коллективе приходится заранее связывать себя жесткими планами и обязательствами. Сейчас этого совершенно не хотелось. Чем хороши восхождения в одиночку – ты можешь лезть в полном соответствии со своими ощущениями. Например, не пойти на гору, если у тебя что-то там чешется, или просто лезется неуклюже. Я лично убежден, что такая возможность и есть главная страховка в соло.

Но, оказавшись на метеостанции, я, неизвестно по какой причине, начал приставать к малознакомым людям с вопросами типа:

- Скажите пожалуйста, нет ли в районе граждан, планирующих лезть на 5б-6а? Я бы присоединился.

- Нет?

- Будем искать

-А… Если и есть, то у них все планы давно спланированы?

-Ну, тогда я сам на какую-нибудь пятерочку попробую.

О, эти взгляды… У меня такое ощущение, что в такие моменты я умею читать мысли. Причем, думают все примерно одно и то же. Скучно…

Тем не менее, наверх я выдвинулся с намерением пролезть соло маршруты: на Симагина 4б, Барбера и, может быть, Мансурова на Байлян-Баши 5б + Шваба на Байчечекей 5а.

Но стоило только заглянуть в хижину на Рацека, как я заподозрил, что моим планам не суждено сбыться в полном объеме, ведь там отдыхали после горы Серега и Женя Глазуновы. Когда же выяснилось, что наши сроки пребывания в районе примерно совпадают, мои худшие подозрения утвердились. С Женей мы однажды пробовали ходить нагло и круто. Тогда не получилось, но осталась полная уверенность в том, что мы это можем. Вполне естественно, вскоре у нас состоялся диалог:

Женя: -А еще у меня есть Супер План

Я (вслух): - Какой? (про себя): - Ручкина, Свободная Корея?

Женя: - Маршрут Ручкина на Свободную Корею

Я(вслух): - А платформа есть?( Про себя): - Ага, размечтался

Женя: - Не, нон-стопом, и без обработки

В результате решили: За несколько дней залазим , что можем залезть по отдельности – я один, братья вдвоем – а затем в двойке выполняем Женин Супер План.

В сравнении с такой перспективой маршруты на Симагина и Барбера казались совсем не страшными даже в одиночку, и, забросившись на Коронскую, через день я вышел на разминку Симагина 4б.

Надо сказать, что в ночь, когда я заехал в ущелье, выпало много снега, а потом его куда-то сдуло. Пройдя по Коронскому леднику, как по асфальту, я обнаружил, куда. Тропить пришлось часа 2-3 – под стеной Кореи лежал здоровенный сугроб. Причем, метров за 2оо по горизонтали до начала маршрута, снег стал совсем уж глубоким, а я вспомнил, что на Барбера есть траверс и было бы неплохо потренироваться в относительно безопасных условиях. Так что, от места, где меня посетила эта гениальная мысль, я, по линии падения воды, вышел на лед и начал тренировку – 200 метров влево по над бергом. Лезлось хорошо и приятно. Правда, сразу затупились инструменты (тогда я считал, что это уже тупые. Ха-ха) об камни, которые летом летят по этой части стены. Тем не менее, под перемычку удалось вылезти относительно быстро. Но последние 100 метров фирна в конце ледового поля сыграли со мной злую шутку. Я нормально так разогнался, взяв молотки под клювы и переставляя одновременно по 2 конечности. На драйве, вертикальный, с продутыми тоннелями, выход на перемычку, был принят, как серьезное препятствие, только когда я оказался где-то на середине участка. Бояться было уже поздно и, забив оба инструмента за перегиб, я втащил себя навстречу ураганному ветру. А так хорошо, тихо было на стене…Пролез еще одну веревку(уже с веревкой) по ледовой речке и скалам 4+, придумал 11 причин, почему можно дальше не лезть и поехал обратно на стену обедать.

День «отдыха» на Коронской хижине. Кто бывал там зимой, поймут, откуда кавычки.

Как бы то ни было, на маршрут просыпаюсь в 2.30 ночи. К обычной утренней ленивости примешивается какая-то неуверенность. Это хорошо. Значит, задача подобрана верно – ровно на ступеньку сложнее, чем уже делал. Но вот, если бы кто-нибудь проснулся и сказал: «Куда собрался, идиот, быстро лезь обратно в спальник» - может быть, и послушался бы. Жаль, энтузиастов не нашлось. Так что в 5.20 я перелез берг и начал правый кулуар, который скоро стал казаться ледовой бесконечностью с одним только пятном света, в которое ритмично врывались инструменты.

Приятная иллюзия нарушилась, когда в верхнем краю пятна обнаружилось что-то крутое и не гладкое. Оказалось, что я увлекся, недостаточно забрал влево и уперся в скальный остров. Пришлось делать траверс метров на 50-100. После этого решил делать остановки через каждые минут 15, выключать фонарь и определять свое положение на маршруте по едва различимым очертаниям скального массива слева. Опять же, траверс в левый кулуар по ночуге я все равно не полезу. Торопиться некуда. Решение оказалось верным не только в тактическом, но и в эстетическом смысле. Я много раз видел огни города внизу, очертания ночных гор после дня на маршруте, и не всегда получалось оценить эту картину по достоинству. Утром, когда знаешь, что спешить не нужно и со свежими силами, все воспринимается совсем по-другому.

Вот так, потихоньку, с остановками, к 8 утра я долез до начала траверса, закрутил первый бур и остановился на второй завтрак. Пока ел, гадал, будет мне страшно на траверсе, или не очень. Пролезть этот участок я успеваю и с веревкой, но стоит ли? Лед выкручивается, конечно, но не сильно - проблем никаких… Кроме нескольких сотен метров скал прямо под ногами. Падать я, однако, не собираюсь, какая разница, что там внизу? Додумав мысль, выкрутил бур и полез. То приставным шагом, то по балетному – ноги в крест, со сменой рук на молотке. Метров через 30 в первый раз стали подмерзать руки. Значит, все-таки, немного страшно, пережимаю инструменты. Или просто рукоятки успели остыть за завтраком? Пока решал этот вопрос, траверс закончился, началась вертикальная фирновая полоса. Здесь, конечно, молотки под клювы и вперед на полных парах – до горловины. Дальше ключ, значит нужно страховаться. Поэтому ключом решил считать только последние 40 метров льда. На спуске и втором подъеме скучал, так что решил себя развлечь и на вершину лезть без веревки. Даже с собой не брать. Вверх было хорошо, но вот когда спускался, думал: -Где тот герой хренов, который решил веревки оставить? Какой смелый был мальчик… Дальше 25 минут простого гребня и в кулуар на маршрут Лоу, который тоже провешен проушинами под веревки 50 метров. Весело спустившись на ледник с сороковками, я буквально побежал в Коронскую хижину. Еще ведь на вершине решил успеть домой до того, как солнце оттуда уйдет. Жаль, опоздал минут на 30.

Итого, из Коронской на Коронскую – 11 часов. От берга до вершины 6 часов.

Вечер этого дня и следующий я ждал, когда Женя с Серегой тоже залезут на Барбера и отдохнут. 19 января решил подняться на Коронскую и, чтобы черезмерно не расслабляться, пройти что-нибудь ненапряжное, типа Лоу или Теке-Тор, 3а. Еще хотел протропить под Ручкина и 21 числа лезть туда в двойке. В результате, к вечеру того же дня, мои шмотки лежали на Рацека, а к маршруту протоптана и промечена вешками тропа – до самого берга.

А на следующее утро, даже не вылезая из спальника, стало понятно: ни Лоу, ни Теке-Тор сходить сегодня не получится, а возможность улучшения погоды до завтрашнего ночного выхода представилась крайне сомнительной. И ведь это 21 января – последний ходовой день, дальше пора уезжать.

Но делать нечего – подождав, не усилится ли ветер еще чуть-чуть – чтобы унести Коронскую хижину на Рацека, я вздохнул, собрал рюкзак и отправился туда сам.

Внизу царило безрадостное настроение. На гору очень хотелось, и вскоре мы поняли, что полезем при малейшем намеке на улучшение погоды. Через несколько часов я таки углядел кусок синего неба над Учителем и выяснил, что прогноз на следующую неделю в Бишкеке средне паршивый и неоднозначный. Обработав эти замечательные новости и сопоставив их со своим настроением, выдал: «А давай все-таки сходим? И что, что мы на Рацека? Разница в подходе всего полтора часа! Мы ведь все равно нон-стоп хотим, полтора часа роли не сыграют». Женя согласился и через минуту был озвучен тактический план:

00.30 подъем

01.00 выход с Рацека

02.30 устраиваем побудку на Коронской, точим инструменты, собираем рюкзак

К 08.00 нужно пролезть ледовые поля и начать лезть первый скальный пояс

Дальше думать было холодно и страшно.

Женя: – Нормально

Серега: - В вас, парни, не в меру энтузиазма

Я: - спасибо

…Быстрые сборы всего, что нужно забрать снизу, раскулачиваем товарищей по принципу «Все лучшее фронту» (буры, что-то еще, всем спасибо) и ложимся спать наперегонки. У Жени вышло три часа сна, а мне попалась интересная книжка, поэтому результат в 2 раза хуже.

Тем не менее, каждый пункт означенного плана получилось выполнить с опережением на 5-30 минут. Первые несколько веревок двигались с перильно-одновременной страховкой, а дальше заранее просмотренная трехсотметровая дуга (от черной полосы на льду – через окно в контрфорсе – в левый край ближнего к скалам ледового поля) стала разрываться стремными полосами то-ли троечных скал, то-ли смерзшейся сыпухи. Поэтому пришлось перестать выпендриваться и начать вешать перила. И все равно, к 7.30 мы уперлись в скалы, перекусили и увидели спит под платформу. Чем-то наш предутренний бросок походил на запуск ракеты по точно просчитанной траектории. И ведь попали точно в цель. Приятно.

Еще одна ледовая веревка - справа от крюка по выкручивающейся ледовой речке, и меняемся – сразу решили, что все скалы лезет Женя. С первых метров отмечаем захламленность маршрута старым железом, но здесь этот факт не вызывает негативных эмоций. Сами понимаем, что времени очень мало и придется оставлять все железо, которое не удастся достать сходу. По крутому внутреннему углу Женя итэошит под карниз, а дальше лазанием. Правда, страховаться приходится часто – развальня. В целом, темп движения полностью соответствует ожиданиям. Еще 1 веревка вертикальной сыпухи со старыми веревками, и снова начинается лед. Значит, мой выход.

Первые 15 метров простого (определимся с терминами. Здесь «простого» значит – градусов 70-80) льда упираются в ничем не примечательный внутренний угол с ледовыми соплями, который я запомню на всю жизнь. Итак, тремя метрами ниже закручен короткий бур с амортизатором. Я выстегиваю самостраховку из старой петельки на местном якоре и пытаюсь лезть дальше по-альпинистски: устойчиво, не загружая особо инструменты, надежно. И все бы получилось, если бы ледовая сопелька шириной с десяток сантиметров не начала предательски скалываться под ударами инструментов. И уж конечно, можно даже не пробовать закрутить сюда бур. А ведь я так рассчитывал на этот лед! Хнык-хнык. Сползаю вниз на якорь, отдыхаю. Следующая попытка – по скалам, с тем же настроем – сделать все надежно и аккуратно, опять заканчивается плавным повисанием на уже ставшей родной петельке. Ситуация усугубляется тем, что скального железа я с собой не взял. Есть варианты: Первый – попросить Женю меня сменить и пролоезть участок на ито - очень долго. Второй – попросить подать железо – тоже требует времени и не гарантирует успешного прохождения.

Что ж, значит нужно просто сменить подход к участку. Разрешаю себе ЛЕЗТЬ – по-настоящему, как на тренировке, допуская возможность срыва. Отключаю предохранитель-страх… Вперед – три перехвата по уже знакомым зацепкам, а дальше левый молоток далеко в сторону, ноги в распор на пассивные наклонные полочки, правый молоток за примороженный отщеп (пока ноги стоят, держать будет), еще пара движений того же уровня, и левый молоток достает до хорошего льда. Чуть выше вкручиваю короткий бур… на две трети… блин, амортизатор на него и хрен с ним – выбегаю оставшиеся 20 метров льда (эээ… чуть сложнее простого) без точек и делаю станцию.

Еще полверёвки льда, и Женя стартует на второй скальный ключ. Этот участок дается сложнее – ледовая корка в углу слишком тонкая, рельеф бедный. Как-то проскребшись по нему метров 10, напарник возвращается траверсом в угол и, промучавшись еще несколько метров с фифами, обоснованно решает, что здесь рулят молотки, а значит, станция и «перила готовы». Я поджумариваю, вырывая с траверса местный шлямбур, и оцениваю расположение станции… вот уж где срываться нельзя – работать придется прямо над головой напарника. Но, как выяснилось, эта опасность компенсировалась богатым рельефом под якоря – втыкал их через каждый метр и скоро зацепился за лед.

А буквально за десяток метров до выхода на крышу, меня поджидал первый неприятный сюрприз. В очередной раз я забил молотки поглубже в лед, подвис на них (не то чтобы уже устал, просто у моих ботинок промерзает подошва и если в них постоять лишнего, то на станции придется ноги отмахивать), закрутил бур и, после следующего удара по льду… Как же это слово? Удивился, да. У инструмента с лопаткой не было половины клюва. Она аккуратно торчала из предыдущей дырки. Сделал базу, где стоял, взял одну фифу и полез с ней и с молотком, как с двумя ударными. Пришлось страховаться почаще.

Что сказать о крыше Свободной Кореи на маршруте Ручкина? В начале ее помните: она длиннее, чем кажется. Раза эдак в 2. Предпоследняя веревка, выводящая на вершину, не показалась простой. Особенно после того, как сломался второй инструмент. Женя порадовал терпимостью к ледовым осколкам, которые я, работая с непривычным инструментом, производил в изобилии. Я бы за такое, поджумарив, бил по каске. Наверное.

На вершине были в десять вечера. Из-за ураганного ветра, о кулуаре Лоу думалось, как о самом надежном убежище, которое может быть на свете. Мы еле двигались, а ветер сбрасывал веревки на северную стену, сдергивал капюшоны, выдувал сопли из левой ноздри через правую. Такая вот суровая физиотерапия.

Где-то посередине гребня попробовал воткнуть себе кошку в голень. Хорошо, что тупой монозуб пошел в мясо не легче, чем шел в лед на последних веревках. Недавно меня спрашивал один участник: «Зачем уметь ходить с одновременной страховкой по скалам второй – третей категории? Ведь на четверках после стены развязываются и бегут каждый сам по себе». Я тогда промямлил что-то невнятное, а вот и ответ: «Зато на шестерках здоровые мужики связываются и ползут, как беременные черепахи». Причем, одна из них с рюкзаком. И как только справляется?

Но вот, наконец, и спуск. Еще раз с благодарностью вспоминаю доброго человека, провешавшего маршрут проушинами, и мы без особых приключений спускаемся на ледник, находя станции по следам от инструментов прошлых восходителей.

Зашли на Коронскую хижину, забрали шмотки, попили чаю (спасибо парням из Ижевска, не поленившимся проснуться в такую рань – часа два ночи было) и, засыпая и спотыкаясь, поплелись на Рацека. Интересный, кстати, эффект – на равнине во вторую бессонную ночь так жестко не рубит – наверное, сказывается эмоциональное расслабление после горы. Но на Рацека мы все-таки пришли. Поздравились, отрубились. Утром подвели итог.

Свободная Корея. Маршрут Ручкина 6а. Без ночевок и обработки, 17 часов от берга до вершины. 27 часов с Рацека до Рацека.


Мероприятия 2015
11-12 апреля
БОЛДЕРФЕСТ

25-26 апреля
соревнования по боулдерингу для новичков

1-10 мая
Сборы ФАИСТО в Актру



В нашей команде человек:     41  
Семенков Илья
Семенков Илья
Садретдинов Шамиль
Садретдинов Шамиль
Альпинист СССР
Сильченко Аня
Сильченко Аня